image
АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ: просчеты, выводы, предложенияСергей Глазьев: федерализация — уже не идея, а очевидная необходимостьСергей Глазьев: "Против Таможенного союза выступают люди, далекие от жизни"
Сергей Глазьев о «разоблачителях мифов» и их мифотворчестве (эфир ТК «Царьград»)
23 мая 2017г.

Бывший министр финансов России, руководитель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин назвал пять опасных, с его точки зрения, экономических заблуждений, которые в студии телеканала Царьград разоблачил ученый-экономист, академик РАН и советник президента России Сергей Глазьев.

Гость студии Царьграда акцентировал внимание на том, что Кудрин не является его оппонентом, он - представитель Международного валютного фонда (МВФ). Прогнозы, озвучиваемые бывшим министром финансов, выгодны американскому капиталу, но невыгодны России и ее народу.

Кудрин игнорирует научно-технический прогресс

Первый миф, который озвучил Кудрин, якобы состоит в следующем: инфляция в России носит немонетарный характер, соответственно, регулировать ее мерами денежной политики бессмысленно. Руководитель ЦСР полагает, что Банк России должен отказаться от таргетирования инфляции как своей основной задачи, так как справиться с ней можно путем ограничения монопольных тарифов.

Кудрин убежден в том, что любой фактор, будь то рост тарифов естественных монополий и увеличение цен, коррелирует с ростом денежной массы и зависит от денежной политики Центробанка, которая задает фактические темпы инфляции.

По мнению Сергея Глазьева, изложенное Кудриным представляет собой одномерную картину, в которой есть только деньги и только цены. Все остальное константа. Ничего не меняется, экономика работает в полную мощность, нет научно-технического прогресса, и господствует свободная конкуренция. В этой одномерной картине увеличение денег автоматически ведет к увеличению спроса, а поскольку предложение товаров не растет, так как все загружено, значит, просто растут цены. На практике эта примитивная картина мира приводит к тому, что государство само себе связывает руки, уверен Глазьев.

Эксперт привел простые примеры, доказывающие несостоятельность утверждений Кудрина. Так, по его словам, при падении цен на экспорт отечественной продукции монополисты, как правило, поднимают цены на внутреннем рынке.

«Количество денег неизменно, монополисты поднимают цены, потребители не могут отказать себе в приобретении этого товара. Какая-то часть предприятий уходит с рынка и банкротится, не выдерживая этих издержек, другая часть вынуждена платить все большую и большую цену. Вот вам пример немонетарной инфляции, о существовании которой господин Кудрин не догадывается», - пояснил академик Глазьев, добавив, что в линейном мире Кудрина отсутствует научно-технический прогресс.

Расширение количества денег - залог экономического роста

Суть второго мифа, «развенчанного» Кудриным, заключается в том, что экономический рост сдерживается недостаточностью денег, соответственно, подтолкнуть его можно путем расширения денежного предложения. Руководитель ЦСР считает, что «монетизация и прочие показатели развития кредитных отношений определяются не жесткостью или мягкостью денежной политики, а способностью самой финансовой системы генерировать ресурсы». Экс-глава Минфина подчеркивает, что в развивающихся странах, где центральные банки активно накачивали экономику деньгами, монетизация росла теми же темпами, что и в странах с более сдержанным наращиванием денежного предложения. Низкий уровень монетизации является не причиной слабости финансовой системы, а ее следствием, уверен Кудрин.

Полемизируя с Кудриным, Глазьев уличил своего оппонента в подтасовке данных Мирового банка. Собеседник Царьграда привел пример «экономического чуда» Китайской Народной Республики, где за тридцать лет объем производства вырос в 10 раз, а объем инвестиций - в 2 раза. При этом основным их источником стал государственный кредит, объем которого вырос в 50 раз, а объем денежной массы - в 40 раз.

«Без расширения количества денег не может быть экономического роста, - уверен Глазьев. -  Если говорить о традиционной системе с денежными знаками, монополию на создание которых имеет Центральный банк, то если растет экономика, то кредит всегда и везде растет опережающим образом. Это аксиома. Возьмите все примеры бурного экономического роста - Россия и США в XIX веке, Советский Союз, Япония, азиатские «тигры» - везде мы видим рост инвестиций с темпами до 20% в год, при этом объем денежной массы растет на 30-40% в год. В Китае такие темпы роста сопровождались умеренной инфляцией. Это связано с тем, что если объемы денег целевым образом идут в инвестиции, за счет которых обеспечивается повышение эффективности и рост масштабов производства, то у нас объем предложения товаров растет опережающим образом, а себестоимость снижается по отношению к спросу. У населения возникают дополнительные доходы. Их часть сберегается. Это дополнительный источник роста инвестиций. Лишь по мере того, как раскручивается эта нелинейная обратная связь, накапливаются частные сбережения, значение денежной эмиссии снижается».

Какую бы страну с успешным экономическим ростом не взять в пример, везде наблюдается опережающий рост кредитов и рост монетизации, то есть количество денег растет быстрее, чем растет производство, добавил Глазьев. Кудрин доказывает обратное, потому что его точка зрения отвечает интересам тех, у кого много денег, кто против денежной эмиссии, которая убивает их монополию на высокие процентные ставки.

Глазьев подчеркнул, что главным способом борьбы с инфляцией являются инновации, позволяющие одновременно увеличивать объемы производства, снижая издержки, и поднимать при этом благосостояние людей.

Развитие экономики зависит от кредитования

Третий миф, по версии Алексея Кудрина, состоит в том, что экономический рост можно разогнать, задействовав имеющиеся в стране значительные незагруженные производственные мощности с помощью смягчения денежно-кредитной политики - снижения процентной ставки. Бывший глава Минфина утверждает, что если есть где-либо отдельные свободные мощности, то по ним нельзя «стрелять» из тяжелой монетарной артиллерии, увеличивая риск общего разгона инфляции.

«Возникнет реальная угроза формирования целых кластеров, которые при отрицательной реальной рентабельности станут лоббировать получение дешевых кредитов от Центрального банка. Следовательно, финансирование неэффективных отраслей будет осуществляться за счет обременения всех остальных инфляционным налогом», - утверждает Кудрин.

Рассуждения главы ЦСР из разряда фантасмагории, утверждает Глазьев. Эксперт привел статистику, в соответствии с которой свободных производственных мощностей около 40%, а то и около 50%. Любой производственник, который вкладывает в развитие, не может жить без кредита, создание новых мощностей - это почти всегда кредит, в противном случае ни у кого не будет денег. Современное развитие экономики предусматривает кредитование. Резкое повышение процентной ставки до 17% и ограничение кредита со стороны государственных банков в 2014 году заставило свернуть большую часть инвестиционных программ даже производства с высокой рентабельностью. Многие предприятия обанкротились. Банковская система превратилась в механизм выкачивания денег из реального сектора, отметил Глазьев.

Собеседник Царьграда привел конкретный пример. Так, из-за поднятия кредитных ставок и сокращения выдачи кредитов обанкротилось одно из самых прибыльных предприятий по производству суперсовременных сэндвич-панелей, расположенное в Тульской области. При том, что спрос на его продукцию является неограниченным.

Глазьев посоветовал Кудрину вступить в дискуссию с производственниками и бизнесом, которые ему объяснили бы, что значит цена кредита и его роль для современной экономики.

Льготное кредитование способствует увеличению производства

Четвертый миф состоит в том, что «увеличению темпов роста может способствовать какой-либо аналог политики "количественного смягчения" - предоставления дополнительной ликвидности на льготных условиях», утверждает Алексей Кудрин. Он убежден, что отечественный вариант такой политики ускорит инфляцию и увеличит давление на рубль в результате «выплескивания» дополнительных денег на валютный рынок. Бывший министр финансов считает, что предлагаемое некоторыми экспертами адресное использование такой эмиссии - ограничение в целях, на которые она может быть потрачена, - не спасет.

«Даже если предположить, что первоначально все выданные ЦБ кредиты будут израсходованы в строгом соответствии с инвестиционными требованиями, на втором шаге они все равно окажутся на валютном и потребительском рынках - через выплату зарплаты, оплату работы подрядчиков, покупку оборудования и так далее», - утверждает Кудрин.

«Конечно, деньги окажутся на рынке, но они пройдут при этом через рост производства. И яркий пример позитивного использования льготных кредитов - агропромышленный комплекс», - парировал доводы Кудрина Сергей Глазьев.

Подъем АПК в последние три года связан с тем, что он получил кредиты под ставки в три раза ниже рыночных. Эти деньги были вложены в расширение производства мяса, молока, птицы. В результате был увеличен объем собственного производства, сокращен импорт, предприятия получили прибыль, а их работники зарплату, подчеркнул собеседник Царьграда.

«Единственное, что в нашей экономике работает - это те сектора, которые получают льготные кредиты по процентным ставкам, сравнимым с уровнем рентабельности, что позволяет им расширять производство без риска обанкротиться», - резюмировал Глазьев.

Свободное плавание курса ведет к росту инфляции

И, наконец, последний, пятый миф, который попытался разоблачить Кудрин, состоит в том, что возвращение ЦБ к активной валютной политике - вплоть до фиксации валютного курса на заниженном уровне - будет способствовать росту за счет снятия с российских компаний валютных рисков, усиления конкурентных позиций экспортеров и компаний, ориентирующихся на импортозамещение.

«Хотя режим регулируемого обменного курса может ненадолго обеспечить иллюзию стабильности, уже в среднесрочной перспективе он, скорее всего, приведет к кризису платежного баланса, - уверен Кудрин. - В результате зависимость от условий торговли, обусловленная доминированием сырья в структуре экспорта, только вырастет».

Кудрин убежден, что преимущество гибкого обменного курса заключается в том, что он позволяет экономике адаптироваться к изменяющимся условиям и способствует ее равновесию.

Утверждение о том, что свободный курс в руках спекулянтов будет способствовать стабилизации экономики - из разряда лукавства, ответил на заявления Кудрина Сергей Глазьев.

Экономист считает, что Кудрин не разоблачает, а тиражирует расхожие мифы. Ни одна крупная страна не допускает свободного плавания курса и стремится его регулировать. Свободный плавающий курс мгновенно становится инструментом манипулирования со стороны финансовых спекулянтов, которые используют любой повод, чтобы его либо поднять, либо снизить, и на этом заработать.

По мнению Глазьева, кудринский план развития экономики напоминает казино. Любой производственник должен планировать научно-производственный цикл иногда на годы, подчеркивает эксперт. Никакие крупномасштабные инвестиционные программы невозможно запустить, если мы не знаем, каким будет курс через три-четыре дня. Главной задачей ЦБ является обеспечение стабильности курса, что дает возможность инвесторам планировать свои программы на 3-4 года. Это не означает, что курс будет вечным. Возможно, колебание цен на внешнем рынке приведет к падению нашей конкурентоспособности, за что придется расплачиваться девальвацией рубля, но запас прочности у нас по валютным резервам позволяет держать курс стабильным достаточно долго. Стабильность курса - это необходимое условие таргетирования инфляции. Любая статистика показывает, что главным фактором инфляционной волны в 2014 году был переход к свободному плаванию курса, заключил Глазьев.

Назад в раздел
 
Старая версия сайта, архив материалов
Неофициальный форум сторонников Сергея Глазьева
Кольцо Патриотических Ресурсов
Контакты:
e-mail:
© Официальный сайт Сергея Глазьева
Перепечатка материалов разрешается со ссылкой на www.glazev.ru