image
Какой Россия выйдет из кризиса? Возможен ли технологический, инновационный рывок?«РЕШИТЕЛЬНО, ЖЕСТКО И ТОЧНО»Письмо С.Ю.Глазьева именующему себя Генеральным прокурором Украины Ю.Луценко
Сергей Глазьев – о том, как победить в гибридной войне, сделать рубль дорогим и ухватить за хвост азиатское экономическое чудо (Интервью. Часть 1)
30 сентября 2016г.

«У нас не принято предлагать, принято назначать», — отвечает Сергей Глазьев на вопрос, предлагает ли он Владимиру Путину свою кандидатуру на пост министра финансов или председателя Центробанка. В интервью «БИЗНЕС Online» экономический советник президента России заочно дал бой правительственным либералам, дал оценку выборам, рассказал о том, что американцы прибрали к рукам золотовалютные резервы Украины, и похоронил надежды на дорогую нефть.

«ПРОШЕДШИЕ ВЫБОРЫ БЫЛИ ОЧЕНЬ ВЯЛЫМИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРЕЗЕНТАЦИИ ПРОГРАММ»

— Сергей Юрьевич, ощущаете ли вы, что властью востребованы ваши модели денежно-кредитной и в целом экономической политики?

— Все это пока слова, не воплощенные в реальную политику. Для меня как практикующего экономиста, который работает в органах государственной власти, конечно очень важна востребованность научных разработок в практике управления, чего, к сожалению, не происходит по двум главным причинам. Первое: то, что мы предлагаем, — это достаточно сложная технология управления макроэкономикой. Второе: это требует большой ответственности. Нынешняя система хаотического ручного управления очень многим выгодна. Критическая масса людей во властвующей элите, которых все устраивает, пока не дает пробиться никаким серьезным изменениям.

— Ваши наработки легли в основу предвыборной программы «Партии Роста». Какие еще силы, участвовавшие в выборах в Госдуму, вам идейно близки — «Единая Россия», «Справедливая Россия» или, может быть, даже КПРФ?

— Прошедшие выборы были очень вялыми с точки зрения презентации программ. Дискуссии в обществе не сложилось. Связано это с тем, что ведущие партии не очень себя утруждают программами. Это следствие того, что в Государственной Думе всерьез повлиять на государственную политику может только думское большинство и то в очень ограниченных аспектах. Поскольку думское большинство для оппозиционных партий остается недостижимой задачей, то попытки выходить на публику с развернутыми программами очень опасны, так как реализовать их оппозиции не удастся. Возьмем, к примеру, блок «Родина» (на выборах в Думу в 2003 году набрал более 9% голосов — прим. ред.). Он распался именно потому, что реализовать ту программу, которую мы обществу предложили, было невозможно, не опираясь на властные рычаги. Даже электоральный успех в пределах 10 процентов мест в Государственной Думе не дает необходимого политического веса для реализации программ, входящих в противоречие с теми силами, которые ничего не хотят менять. Проистекает все это от того, что в нашей политической системе Государственная Дума не играет сколь-либо серьезной роли и, соответственно, партии, умудренные опытом работы в Думе уже в течение 20 лет, не очень-то заморачиваются с программами.

— Владимир Путин произвел перестановки в своей администрации, назначил нового министра образования, выдвинул кандидатуру Вячеслава Володина на пост спикера Госдумы. Нет ли предпосылок для перемен и в персональном составе экономического блока правительства и Центробанка, а значит, смены экономического курса?

— Вопрос в том, как властвующая элита реагирует на мнение общества. Вопрос очень непростой, потому что понятие «мнение общества» не подкрепляется серьезными механизмами влияния на власть. Приведу пример: в свое время учителя, которые являются наиболее активной профессиональной группой в нашем обществе, написали петицию главе государства о том, что они не согласны с системой ЕГЭ, которая сегодня повсеместно внедрена. Подписалось, по-моему, около 3 миллионов учителей. На что министерство образования заявило: ну это же не все учителя, их в стране около 5 миллионов, поэтому данная петиция не имеет никакого политического значения. Вот вам отношение! Наши министры и тем более люди, которые руководят госкорпорациями, госбанками, настолько защищены от общественного мнения, что никакие голосования на выборах в Государственную Думу на их положение не влияют. Сейчас, впрочем, есть определенные изменения в связи с назначением нового министра образования, что уже можно расценивать как некоторый результат волеизъявления граждан. Потому что среди учительского профессионального сословия сложился устойчивый консенсус, который отрицает те реформы, которые проводит министерство образования в течение последних 10 лет.

— Вы сами предлагаете президенту свою кандидатуру на пост министра экономики или финансов, а может, главы Центробанка?

— У нас не принято предлагать, принято назначать.

— Если выборы, как вы сказали, ничего не решают, каким тогда должен быть механизм кадровой ротации?

— Важен механизм позитивного кадрового отбора. Приведу пример — дефолт 1998 года. Чудовищный провал в системе управления, просто чудовищный. Страну обанкротили...

— Команда премьера Кириенко и председателя ЦБ Дубинина ушла...

— Куда же она ушла? Она вся здесь! Было проведено расследование и было доказано, что дефолт стал следствием грубейших ошибок в управлении финансами. Более того, был элемент сговора с американскими участниками строительства финансовой пирамиды ГКО. То есть имелись признаки национальной измены в действиях российских должностных лиц, которые консультировались с американцами, прежде чем объявить дефолт, держа всю эту информацию в тайне не только от общества, но и от президента Бориса Ельцина. Все это установлено комиссией Совета Федерации. Были рекомендации комиссии. Все, что касается уголовной составляющей, это к прокуратуре.

То, что касается политической составляющей, главная рекомендация была — не допускать людей, которые виновны в дефолте, ни к каким руководящим постам в органах исполнительной власти и в структурах, управляющих государственными деньгами. Но они все там остались. Вот вам пример негативного кадрового отбора. Ведь, как мы установили во время работы этой комиссии, виновники дефолта были кроме всего прочего еще и нечисты на руку, были элементы инсайда. К сожалению, генеральной прокуратуре не дали возможности довести это дело до конца, но тем не менее политический вывод был сделан. Однако люди, допустившие банкротство страны, по-прежнему управляют государственными структурами. Это гротескный пример. Если брать повседневную жизнь, то, к сожалению, на каждом шагу мы видим отрицательный кадровый отбор.

«В Государственной Думе всерьез повлиять на государственную политику может только думское большинство и то в очень ограниченных аспектах»

Назад в раздел
 
Старая версия сайта, архив материалов
Неофициальный форум сторонников Сергея Глазьева
Кольцо Патриотических Ресурсов
Контакты:
e-mail:
© Официальный сайт Сергея Глазьева
Перепечатка материалов разрешается со ссылкой на www.glazev.ru